Выбор Языка

ar en ru

Биография шейха Кунта-Хаджи Кишиева

post4574Кунта-Хаджи Кишиев – глубоко почитаемый среди чеченцев и ингушей религиозный деятель, суфийский шейх, последователь тариката кадирийа, основавший суфийское братство в конце 50-х годов 19 века, продолжающее до сих пор функционировать в республикее и за ее пределами.

Он родился, как утверждают историки, в 1830 году в селе Илсхан-Юрт, расположенном на территории нынешнего Гудермесского района ЧР. Отец его считается уроженцем села Инхо Гумбетовского района Дагестана, мать родилась в Чечне. Жил Кунта-Хаджи Кишиев в с. Илсхан-Юрт, на горе, сельской возвышенности. Находясь в уединении в течение 40 дней, совершал суфийский обряд халват. На этом месте его последователями построена беседка, периодически посещаемая верующими. Позже вблизи с. Гуни основал хутор, названный в его честь Хаджи-аулом. Принадлежал к бедной семье, отличался честным образом жизни, строгой нравственностью и трудолюбием.

По преданию, еще в детстве отличался от своих сверстников тем, что часто уединялся, был не по годам задумчив, любил на плоской крыше дома своих родителей совершать круговые движения. Взрослые, замечавшие эти странности, интерпретировали это как знак выше. В возрасте семи лет, обучаясь у местных мусульманских священнослужителей, получил духовное образование. В 18 лет вместе со своими родственниками совершил свой первый хадж в Мекку. Кунта-Хаджи считается зачинателем тариката кадирийа. До его появления существовал только тарикат накшбандийа, распространившийся в 20-30 гг. 19 века в результате религиозно-политической деятельности дагестанских мулл Мухаммада Ярагского, Джамалутдина Казикумухского и имама Шамиля, а также накшабандийского шейха Ташу-Хаджи Саясанского.

Религиозно-политическая деятельность Кунта-Хаджи приходится на конец 50-х и начло 60-х годов 19 века. Судя по официальным источникам царского периода, свои проповеди он начинал в конце 50-х годов, еще при имаме Шамиле. Они были направлены против насилия, военных действий. Видя массовую гибель чеченцев, призывал их прекратить сопротивление царской власти, терпению, милосердию, братству между верующими. Духовные наставления Кунта-Хаджи находили отклик в сердцах многих чеченцев, численно уменьшавшихся в ходе многолетней изнурительной Кавказской войны и испытавших все тяготы шамилевского сопротивления и газавата, призывавшего горцев к борьбе с царизмом до победного конца. Бедные слои населения все поддерживали Кунта-Хаджи, число его сторонников заметно увеличивалось, во многих селах они совершали круговой бег с упоминанием Аллаха вслух – обряд, называемый громким зикром (джахрий), отличающегося от тихого зикра(хафий) последователей тариката накшабандийа. Имам Шамиль осуждает (новое учение), поскольку по своему духу и практике оно находилось в противоречии с провозглашенным им газаватом против царской власти. По мнению царского офицера А. П. Ипполитова, ознакомившегося с учением Кунта-Хаджи, названного «учением зикр», имам Шамиль «боялся того влияния, которое проповедники, подобные Кунта-Хаджи, всегда имели на народ». Продолжая свою мысль, он подчеркивает, что «влияние – это нравственная сила, власть, а власти, кроме своей собственной, имам Шамиль не терпел никакой». Преследования имама Шамиля принудили Кунта-Хаджи отправиться в Мекку, где он провел примерно три года. Наместник Кавказа, главнокомандующий Кавказской армии, великий князь Михаил Романов писал военному министру Российской Империи: «Возвратившись из путешествия в Мекку осенью 1861 года, Кунта-Хаджи начал свою проповедь и вскоре приобрел в Чечне значительное число последователей и особое уважение народа, считающего его святым». Как сообщает источник, « все его учение ограничивалось в то время изустным лишь чтением молитв, наставлениями не только безвредными, но и весьма нравственными, так что, в сущности, оно скорее могло принести пользу, нежели быть в каком-либо отношении опасным». В начале 1863 года значительное число его сторонников количественно увеличивалось, а к моменту его ареста общее их число составляло 5588 человек. В Чечне сторонники продолжения войны не собирались примиряться с порядками, устанавливаемыми царской властью, участились убийства царских солдат и офицеров, как и при имаме Шамиле были созданы наибства, назначены наибы округов и старшины населенных пунктов, а Кунта-Хаджи провозглашен имамом, хотя и без его согласия. Таким образом, была предпринята попытка превращения миролюбивого нравственного учения Кунта-Хаджи, отрицающего войну и насилие, в религиозно-политическое учение. На всей территории Чечни и Ингушетии, где также имелись последователи Кунта-Хаджи, от его имени раздавали те или иные приказания, к которым он не имел никакого отношения. Противники царской власти ставили задачу построения шариатского государства.

Кунта-Хаджи, отрицавший насилие, проповедующий добро, духовно-нравственное совершенство, 3 января 1864 года подвергся аресту с целью искоренить зикр в чеченском народе. По прямому указанию царя Александра II он отправляется в бессрочную ссылку под надзором полиции в г.Устюжна Новгородской губернии, ныне Вологодской области, где находился до весны 1867 года. Среди чеченцев бытует точка зрения, что ему удалось переправиться в Турцию, куда были депортированы многие его последователи. Примечательна точка зрения дореволюционного историка И. Попова о Кунта-Хаджи, сложившаяся у него под впечатлением встречи с ним: «Я был поражен его тактом, умением держать себя, вести беседу, улыбкою, жестами, его величественной осанкой. Одним словом, человек этот был создан из массы симпатий и благородства. Это был обаятельный человек и опасен в смысле политическом». Искренне импонируя Кунта-Хаджи, создав образ благородного обаятельного человека, автор цитаты преувеличивает опасность, исходящую от него. Между тем, о политической опасности, якобы исходящей от учения зикр, в своем донесении в Тифлис несколько раньше сообщал начальник Терской области М. Т. Лорис-Меликов: «Учение зикр, направлением своим, во многом подходящее газавату, служит лучшим средством народного соединения, ожидающего только благоприятного времени для фанатичного пробуждения отдохнувших сил». Упреждая возможность использования зикристского движения в целях вооруженного восстания, власти подвергли аресту и ссылке Кунта-Хаджи Кишиева и наиболее активных его сторонников, так называемых векилей (уполномоченных), и сослали их в отдаленные российские губернии. Это обстоятельство послужило основанием для восстания последователей Кунта-Хаджи, происшедшего 18 января 1864 года под с.Шали, получившего название «кинжального боя зикристов». Последователи Кунта-Хаджи в количестве 3 тыс. человек в течение десяти дней требовали освобождения своего устаза (духовного наставника), но власти не собирались удовлетворять их требования. Начальник чеченского округа генерал-майор Туманов в превентивных целях под Шалями сосредотачивает значительные вооруженные силы. Спровоцированные зикристы, побросав огнестрельное оружие, держа в руках кинжалы и шашки, двинулись на царские войска. Видя в толпе зикристов угрозу, войска произвели залп. Значительная часть зикристов, выхватив кинжалы, бросилась на противника. В этом кинжальном бою погибли более 150 зикристов и 8 женщин, переодетых в мужские одежды, и несколько царских солдат. Описанные события были спровоцированы царскими генералами М. Кундуховым, Тумановым, М. Лорис-Меликовым, А. Карцевым с целью подтолкнуть несколько тысяч чеченских семей к переселению в Турцию. Это было необходимо, чтобы успешно решить поземельный вопрос» и «избавиться от самого беспокойного населения». Реализовывая свои планы, царская администрация депортировала в Турцию 29 мая 1865 году 5 тысяч чеченских семей, что составило 23057 человек, значительная часть которых составляли воинственные карабулаки (часть чеченского этноса) и последователи Кунта-Хаджи. Важной частью духовно религиозной деятельности Кунта -Хаджи является его философское учение, представленное в арабографических текстах, изданных в Петровск-Порте (Махачкала) в начале XX века., Темирхан-Шуре ( Буйнакск), а также в тексте, составленном со слов Кунта-Хаджи его личным секретарем Абуссаламом Тутгереевым.

Так в арабографическом тексте «Тарджамат макалати аш-шейх Кунта» («речи и высказывания Кунта-шейха»), изданном в 1911 году в Петровск-Порте, определены взаимоотношения между устазом и его учениками , высказываются мысли, порицающие ложь, безнравственные поступки, осуждается безразличие к людям. По мнению шейха Кунта-Хаджи, духовное возвышение человека достижимо только через сердечную любовь к Богу, а стало быть, и к человеку. Он призывал горцев к терпению, решительно осуждал насилие, войну. Ему принадлежит высказывание «Мюрид (ученик) должен носить четки, а не оружие».

Жизнь и учение чеченского суфия Кунта -Хаджи Кишиева – важнейшая часть истории и духовно нравственной культуры чеченского народа. О нем существует много преданий, сложены «назмы» (религиозные песни), исполнение которых производит на верующего сильное эмоционально-психологическое воздействие. Изучение жизни, деятельности и учения Кунта-Хаджи, а также памяти о нем не завершено, поскольку требует все еще значительных усилий историков, религиоведов и философов.

Оцените материал
(44 голосов)